РАЗДЕЛЫ

АВТОРЫ


ВОПРОС
православному
священнику


ВОПРОС
православному
психологу


ССЫЛКИ


 

 

Отправить открытку

 

Главная

О проекте

Контакты

О журнале

 
Разделы  |  Жизнь Церкви  |  духовный поиск
 
14 декабря 2011 г.  

О разобщенности в православной среде

По слову апостола Павла, вражда, ссоры, распри, разногласия – это дела плоти (Гал. 5.19,20). А творящие дела плоти Царства Божьего не наследуют...
Апостол призывает нас: «Будьте дружелюбны» (Кол. 3.15). Однако как часто в повседневной жизни мы не исполняем эти слова.
Почему же мы, православные, призванные быть сынами Божьей Любви и Света, допускаем в наши взаимоотношения с братьями и сестрами во Христе зло разобщенности и недружелюбия?
Размышляют об этом психолог Анастасия Бондарук (г. Киев), писатель и психолог Надежда Смирнова (г. Мосальск) и Евгений Данилов – поэт, журналист, ведущий радиопрограммы «Благовещенье» (г. Москва).
– Почему среди православных часто нет взаимопонимания?

Евгений Данилов:
Проблема в том, что взаимопонимания вообще-то нет и среди остальных граждан России. А также и в том, что формально закончившаяся в 1920 – 1922 гг. гражданская война продолжается, и раскол в обществе между разными социальными слоями и просто гражданами сохраняется. Это противостояние накладывает свой отпечаток и на христиан, в т.ч. и на православных.

Анастасия Бондарук: Когда я начинала заниматься психотерапией и изучала направление «Позитивная психотерапия», ведущий нашей группы сказал: «Истории человечества несколько тысяч лет. Люди научились строить космические корабли и подводные лодки, но так и не научились договариваться друг с другом». С тех пор прошло 17 лет, но, по-видимому, мало что изменилось. Людям по-прежнему сложно договариваться друг с другом, часто они даже не считают нужным этого делать. Но иногда нам кажется, что взаимопонимание возникает как бы само собой. Так происходит, когда другой человек в чем-то с нами совпадает: в когнитивных установках, уровне культуры, а значит, и социальном положении; уровень жизни тоже важно учесть. Почему так? Вспоминаю мультфильм про цыпленка, который искал себе друга и все время пел: «Только такого, как я, дружба ждет моя». В итоге цыпленок чуть не утонул, решив подружиться со своим отражением в реке. Намек на миф о Нарциссе. «Я хочу видеть в другом свое зеркальное отражение». Для чего? Чтобы любить себя в другом. Очень удобно. Потому мы так непримиримы к людям, которые не совпадают с нами по тем или иным параметрам. В любом случае мы забываем: совпадение никогда не может быть тотальным. Несовпадения будут всегда, сигнализируя нам: «Это не я. Это другой».

Надежда Смирнова: Иногда мы забываем, что миром правит любовь. Ведь Бог – сама Любовь. Мы не умеем любить своего ближнего. Мы осуждаем не грех в нем, а его самого. При этом считаем себя верующими людьми, но зачастую это только внешнее. Как часто наше знание о смирении, снисхождении, терпении всего лишь теоретическое. А значит, когда касается дела, как раз и происходят ссоры, обиды, недопонимание. Мало знать о смирении, надо также понимать, что с нашим мнением могут и не согласиться, и учиться принимать это с миром в душе, оставляя право другому человеку иметь свое суждение.

– Как решить эту проблему?
Надежда Смирнова:
Эту проблему нужно решать каждому из нас. Она исчезнет, когда человек пересмотрит свое отношение к людям, поймет, что начинать нужно с себя лично. Здесь еще важно понять следующее. Хорошо бы не только задуматься над тем, что пора меняться, но и в самом деле попытаться измениться. И как только мы попробуем это сделать, то увидим, насколько легко и непринужденно можно воспринимать другого человека, с каким удовольствием находить с ним взаимопонимание, общаться, вместе радоваться или скорбеть.

Евгений Данилов: Очень трудно в сегодняшней России решить эту проблему. В разделении заинтересован и князь мира сего, и враги России, и враги Церкви. Так что надо молиться и надеяться, уповать на помощь Господа. Стараться не видеть в братьях по вере врагов, а находить взаимопонимание даже с людьми, чьи взгляды нам не слишком близки. Как сказала замечательная христианская поэтесса Наталия Даниловна Ануфриева:

О не бойся, душа, ведь страдание минет
После многих веков, на далекой черте,
Где сольемся мы все, разобщенные
ныне,
Все сольемся в одно в Иисусе Христе.

Вот в этих глубоких строках, может быть, и заключен ответ на Ваш вопрос.

– Анастасия, а Вы что думаете по этому поводу?

Анастасия Бондарук:
Смотря на каком уровне вы хотите ее решать. Ведь это проблема и малого социума, и большого. Взаимопонимания ведь нет и в семьях. Или оно достигается ценой чьей-либо личности. Например, понимают кого-то одного, семья строится по его модели понимания, при этом мнения других просто не учитываются. Потому что у второй половинки такое отношение к себе, его/ее так воспитали: «Меня нет. У меня нет ни желаний, ни сил жить». Обычно это приводит к депрессии. А семья в непонимании: «Почему? Мы ведь так хорошо жили». А проблема в том, что хорошо жил кто-то один, а другой медленно «умирал». Ведь даже читая евангельскую притчу о жемчужине (как о символе Царства Божьего), мы понимаем, что жемчужина для купца стала желанной. То есть в духовном мире так же желания дозревают, чтобы хотеть духовного. Но все равно, это мои желания, а если я от них давно отказался, то нет во мне моего маленького двигателя, толкающего вперед. Учиться понимать, слушать и слышать, видеть другого человека, учится, в первую очередь, в семье.

– Как сказал один православный: мы друг в друге ищем отличия, а не то общее, что нас объединяет. При каких условиях православная вера объединяет людей?

Надежда Смирнова:
Жизненно необходимо участие в церковных Таинствах. Когда человек благочестиво и вдумчиво участвует в Таинствах Церкви: исповедуется, причащается, – то видит, что рядом с ним такие же искренне верующие люди, каждый со своими грехами, слабостями, надеждами. Думаю, это объединяет людей, делает ближе. Возникает желание поддержать друг друга, помочь и понять.

Анастасия Бондарук: Если мы будем видеть только то, что у нас общее, мы будем впадать в иллюзию всеобщего братства. Она будет быстро распадаться при встрече с действительностью. Ведь, повторюсь, отличия есть всегда и везде, и зависит от контекста, будут ли эти отличия решающими. Например, молодые люди могут спокойно принять нового друга, громко чавкающего за общей трапезой, к себе в компанию. Но вот собрание молодых семей с маленькими детьми, которых как раз учат правильно вести себя за столом, может увидеть в таком поведении для себя угрозу. Ведь ребенок обязательно спросит: «А почему дяде можно, а мне нельзя?». И не каждый знает, как выйти из подобной ситуации.
Если видеть только отличия, общаться будет трудно. Нужно видеть действительность, т.е. и общее, и отличия, и учиться это переносить. Это единственный выход – разрешить другому человеку быть другим (в рамках основных ценностей, конечно) и в то же время оставаться собой. Кто-то пытается стать другим, теряя при этом себя, кто-то – навязать другому свое миропонимание.
Если я правильно вас понимаю, то мы двигаемся в рамках тезиса: «Взаимопонимание – норма, те, кто этим не владеет, должны в себе это изменить». Но взаимопонимание – это достаточно высокий уровень личностного развития.
Чтобы оно возникало и не пропадало при первом столкновении интересов, нужно учиться правильно и грамотно решать конфликтные вопросы. А главное – понимать столкновение мнений, интересов, желаний – вот норма нашей жизни, даже в Церкви. И нам нужно учиться не заставлять друг друга сквозь слезы улыбаться, а разговаривать о проблемах, при этом пытаться не навязывать друг другу свое мнение, а аргументировано излагать. Захочет ли другой принять нашу точку зрения – это его выбор. Но самое главное, даже если в чем-то наши мнения не совпадают – это не значит, что мы должны прекратить общение. Мы можем общаться там, где мы совпадаем. Например, у меня много знакомых мам детей-инвалидов, которые поддерживают друг друга и помогают, при этом у них совершенно разные отношения с Богом. И о Церкви они говорят очень аккуратно. А вот о лечении, обучении, трудностях жизни и передвижении – совершенно открыто и свободно.

Евгений Данилов: Есть старая пословица: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. В эпоху войн, революций и социальных катаклизмов все противоречия обычно стираются. Общая беда объединяет людей. Но, конечно, не хотелось бы, чтобы мы обретали единство, лишь шагая путем бед и страданий. Должен быть здравый смысл и духовное трезвение, помогающее нам объединиться.

– Насколько влияют социальное и материальное положение православных на их отношения друг с другом?

Надежда Смирнова:
Влияет тогда, когда мы являемся православными только в храме. Зашли, поставили свечку, что-то пожертвовали. А вышли – забыли и о Церкви, и о Боге. Это фарисейство. Ведь Бог везде. А мы, по сути дела, носим маски, приспосабливаясь к различным ситуациям. Но не стоит забывать: нельзя одновременно служить Богу и мамоне. Надо менять себя. Это сложно, но необходимо делать. Тогда проблем с общением у нас не будет.

Евгений Данилов: Если православный человек верует по-настоящему, действительно живет по Евангельским заповедям, то никак не влияют. Но таких людей, увы, мало, мы маловеры, трусы и ханжи. В этом-то и скрыт корень всех бед. Чем глубже человек живет духовной жизнью, тем меньше влияет на него мирское и мирские искушения. Но мир старается уловить нас в свои сети, в том числе и через амбиции, определяемые социальным статусом, доходами, профессией и образовательным уровнем. Поэтому надо стараться освобождаться от всей этой прельстительной материи. Один православный предприниматель, бывший у меня на эфире, высказал замечательную мысль: «С собой кошелек не возьмешь. От всего лишнего, в том числе и от денег, следует освобождаться, чтобы они не стали управлять тобою». Так что к этим мудрым словам и добавить-то особо нечего.

– Влияет ли «пораженческое сознание», ложно понимаемое «смирение» (мы ничего не можем, ни на что не способны) на выстраивание межличностных отношений среди верующих?

Надежда Смирнова:
В ложном смирении пользы нет. Такие люди духовно близоруки. Думая таким образом, человек устраняется от работы над собой, не пытается задуматься над тем, что же надо сделать, чтобы изменить ситуацию. Находясь в плену сего заблуждения, человек не имеет решимости, его обуревают греховные мысли, и что-то изменить он не хочет, поскольку считает себя настолько «смиренным», что не способен ничего сделать. И он ошибочно считает это нормой. Конечно, такая точка зрения приводит к непониманию между людьми. Приведу пример из повседневной жизни. Когда человек долгое время работает в деревообрабатывающем цехе, то привыкает разговаривать с другими очень громко. Ему кажется, что его не слышат. Он кричит. Но он поступает так в силу профессиональной причины. А у ложно смиренных людей причина духовная. Они ни к чему не стремятся, ничего не хотят менять. А, в конце концов, источник всего этого – гордыня.

Анастасия Бондарук: По вере нашей да будет нам. Но я не стала бы называть фразу «ничего не могу» – пораженческой. Ведь ее можно перефразировать: «Я все не могу». Либо я тотально велик, а если не получилось, то я тотально ничтожен. Можно сказать: «Я один из самых ничтожных людей» – и наслаждаться величием своего горя.

Евгений Данилов: Тут очень тонкий момент. С одной стороны, гордыню смирять нужно и щеку порой подставить уместно. Но Спаситель сказал: «Не мир я принес, но меч». И речь тут не о воинской брани, но о проповеди Христа и христианства в мире, для чего требуется и стойкость, и целеустремленность, и упорство. Миссионерского служения сегодня остро не хватает нашей отпавшей от Бога России. Возможно, непонимание этого обстоятельства порою может создавать конфликты и нестроения в отношениях между людьми, которые называют себя христианами.

– Почему сейчас многие не умеют молчать, слушать и слышать?

Надежда Смирнова:
Потому что человек в повседневной жизни порой не может вырваться из замкнутого круга. Он не пытается услышать, как поют птицы, не умеет радоваться жизни. Ему некогда, ведь на первом месте – зарабатывание денег, работа и прочее. У него свой ритм. Такой индивид как заведенный механизм, который, правда, иногда ломается. Вдруг случается неожиданная болезнь или другая скорбь, и человек вспоминает и про Бога, и про солнышко, и про то, как прекрасен мир вокруг него... Но вот он здоров, и механизм опять заведен. А если не умеешь слышать звуки этого мира, где уж тебе услышать других людей. Надо стараться не быть винтиком в суетном механизме мира сего и не забывать, что человек создан по образу и подобию Божию. Помнить слова о том, что нужно трудиться и молиться. Если будем только трудиться, то, без Божьей помощи, движения вперед не будет, прежде всего, в духовном плане.

– Каким образом православный должен взращивать в себе культуру общения?

Евгений Данилов:
Это уровнем культуры, воспитанием определяется. Воспитанные, интеллигентные люди не будут вести себя, как иные завсегдатаи телевизионных ток-шоу, культивирующих хамство в массовом сознании. Хотя я знал совершеннейших простолюдинов, выходцев из крестьян, людей с несколькими классами образования, которые в общении всегда вели себя более чем интеллигентно. Думаю, тут от человека многое зависит. В России, к сожалению, с 1917 года культивировался особый психотип – homo soveticus, который не изжит и поныне. Пока мы из себя не вытравим раба и рабское сознание, ничего не поменяется и в культуре общения. Вообще надо учиться слушать оппонентов, пытаться понимать их позицию. Без этого мы все время будем обречены жить под дамокловым мечом социальных конфликтов и революций, все ближе подводящих человечество к Апокалипсису.

– А что скажут наши уважаемые психологи?

Анастасия Бондарук:
Через образ – образ того, кто умеет слушать, слышать. Желательно, чтобы это был существующий, а не книжный образ. Ведь любой навык передается, в первую очередь, по подражанию. Как такой человек слушает? Что происходит в этот момент с его телом? Бегает ли он, занимается своим делом, напряженно переминается с ноги на ногу или внимательно и спокойно смотрит в глаза, отложив остальные дела. Ведь тело – инструмент нашей души.

Надежда Смирнова: Необходимо прежде всего изменить себя. Здесь много путей. Вот, например, ведет же человек на работе ежедневник. А почему не вести дневник в духовной жизни? Записывать свои поступки, мысли, слова. А потом, перечитывая свой дневник, учиться себя сдерживать, контролировать свои поступки. У каждого из нас есть возможность начать новую жизнь. Прямо сейчас. Надо только захотеть.

Комментарии (0):

Вы можете оставить свой комментарий:



 
Введите сумму чисел с картинки:


 
Последний журнал

Архив журнала


Приобрести журнал


Ваше мнение

 
Какие проблемы женщин остаются сегодня в тени?
Материнство
Духовная жизнь
Вопросы здоровья
Самореализация
Социальная защищенность женщин
[Результаты]

Милосердие

 

Архив новостей


Ваша помощь

 

Адрес редакции журнала "Самарянка"
49027, Днепропетровск, а/я 1853
Телефоны редакции: (056)789-15-48
e-mail: samaryanka@i.ua
powered scooter
Материалами можно пользоваться без письменного разрешения редакции. Cайт - православный, некоммерческий.
Cсылка на http://samaryanka.in.ua обязательна.
Редакция может не разделять мнения авторов публикаций.
Рукописи не возвращаются и не рецензируются.
Веб-программист: студия создания сайтов "Inpost"
fut coins, fut 15 coins,cheap fifa coins,cheap fifa 15 coins