РАЗДЕЛЫ

АВТОРЫ


ВОПРОС
православному
священнику


ВОПРОС
православному
психологу


ССЫЛКИ


 

 

Отправить открытку

 

Главная

О проекте

Контакты

О журнале

 
Разделы  |  Архивариус  |  церковная символика
 
01 марта 2011 г.  

Из истории церковных колоколов

Cорок веков истории… А может быть и больше. Ученые предполагают, что колокольчики – гремки из дерева и высушенных плодов, существовали уже в эпоху неолита! Что же касается бронзовых колоколов, то их история началась с маленького колокольчика. Именно он является в колокольном семействе “старшим братом”.
До сих пор нет единого мнения относительно его родины и возраста. Колокольчик и бубенец были обнаружены в быту многих народов: китайцев, евреев, скифов, египтян, этрусков, греков. А бронзовое литье существовало c 4-го тысячелетия до н.э. на территории южного Ирана, Турции, Месопотамии и Египта. Однако самый древний литой колокольчик, сохранившийся до наших дней, родом из Китая. По одной из версий, именно в Китае появились первые колокольчики, откуда по Великому шелковому пути они попали в другие страны Азии и Ближнего Востока, а затем и в Европу. По другой версии, колокольчики появились в нескольких культурах одновременно. Основными функциями древних колокольчиков были: сигнальная, культовая (ко времени возникновения христианской религии колокольчики и бубенцы нашли свое применение почти во всех существовавших ранее религиях), магическая (в основном, как оберег для скота, но, кроме того, известно, что древнегреческие солдаты отделывали колокольчиками щиты, древнеегипетские жрецы привязывали их к щиколоткам, иудейские первосвященники украшали колокольчиками подолы одежд, древние римляне клали их в гробы к покойникам).
Ранние христиане считали колокольчики и бубенцы предметами языческого культа и отвергали их. Следствием такого отношения стало то, что технологию бронзового литья колоколов европейцам пришлось изобретать самостоятельно. Первые христианские колокола Европы были клепаными из листов железа. Первое применение их для христианского богослужения легенда приписывает Святому Павлину, епископу Ноланскому (353 – 431). В сновидении он видел ангела с колокольчиками, издававшими дивные звуки. Полевые цветы колокольчики подсказали св. Павлину форму колоколов, которые и были употреблены при богослужении. В церковный обряд колокольный звон ввел папа Са-биниан (604-606).
А в это время на Востоке, где традиция бронзового литья насчитывала уже много веков, отливают колокола немалых размеров: в 698 году в Японии отлили колокол высотой 129 см (он до сих пор звонит в одном из храмов Киото, пожалуй, это самый старый колокол, который используется по сей день), в 732 году – колокол уже весом 24 т и более 4 м высотой (этот колокол тоже сохранился и до сих пор звонит в городе Нара, который в 710-784гг. был первой столицей Японии). Чуть позже (в 771 году), в Корее, был отлит колокол весом около 20 т и высотой больше 3 м, который славился особо красивым голосом. Колокол носит имя короля Сондока, известен еще как колокол Эмилле (он так же сохранился, но в настоящее время не звонит из-за трещины, образовавшейся после 1000 лет работы). Надо отметить, что способ звона в восточные колокола очень отличался от европейского: на Востоке звонили (и звонят сейчас) в неподвижные колокола, ударяя в них снаружи деревянными ударниками. Звук получается глубокий и протяжный. И формой восточные колокола не похожи на другие: они удлиненные, с почти цилиндрическими стенками, одинаковой толщины по всему телу колокола.
Когда колокола стали вводить в христианское богослужение, в точности неизвестно. Во время гонений на христиан об употреблении колоколов не могло быть и речи, призыв к богослужению производился через особых лиц низшего клира.

Появление колоколов на Руси относится к самым истокам христианства. Исторически обосновано, что колокола пришли не из Византии, а с Запада, но широкое их распространение относится к более поздним временам. Нужно было значительное время, чтобы "новые звоны" органично вошли в церковную жизнь.
История колокола на Руси начиналась с била. Это доска, обитая железом, или плоская металлическая отливка, издающая при ударе низкий гудящий звук. Долгое время Православие не принимало колокол, считая его чисто латинским инструментом. «Било держат по ангелову учению, в колокола же латыне звонят» – писал новгородский архиепископ Антоний в начале XIII века. Так было привычнее, да и дешевле.

Первое летописное упоминание о колоколах на Руси, относится к 988г. В Киеве были колокола при Успенской (Десятинной) и Ирининской церквях. В Новгороде колокола упоминаются при храме св. Софии в самом начале XI в. В 1106г. прп. Антонин Римлянин, прибыв в Новгород, слышал в нем "великий звон". Также упоминаются колокола в храмах Полоцка, Новгород-Северского и Владимира на Клязьме в конце XII в.
Во время раскопок фундаментов Десятинной церкви (1824), которые возглавлял митрополит Киевский Евгений (Болховитников), было обнаружено два колокола. Один из них коринфской меди, более сохранившийся (весом 2 пуда 10 фунтов, высотой 9 вершков), именно он считается древнейшим русским колоколом.

Первые колокола на Руси были качающимися (их здесь называли "очепными"), а мастера – иностранными. В 1194 году летопись сообщает уже о появлении русских мастеров. Древнейшие русские колокола лились небольшими, совершенно гладкими и не имели надписей. Однако, начавшееся коло-кололитейное дело во время татаро-монгольского нашествия на Древней Руси практически угасло. В XIV в. литейное дело возобновляется в Cеверо-Восточной Руси. Центром литейного дела становится Москва. Особую славу в это время стяжал "россиянин Борис", отливший много колоколов для соборных храмов. Размеры колоколов в это время были невелики и по весу не превышали несколько пудов.
Замечательным событием в 1530г. было литье колокола по велению новгородского архиепископа свт. Макария весом в 250 пудов. Таких размеров колокола были большой редкостью, и летописец отмечает это событие огромной важности "такого николиже не бывало". В это время уже встречаются надписи на колоколах на славянском, латинском, голландском, старонемецком языках. Иногда надписи можно было прочитать только с помощью специального "ключа". В это же время появился и особый чин освящения колоколов.
Эпохой в истории колокольного дела в России стала вторая половина XV в., когда в Москву прибыл инженер и строитель Аристотель Фиорованти. Он устроил пушечный двор, где лили пушки и колокола. Также литейным делом в это время занимались венецианцы Павел Дебоше и мастера Петр и Яков. В начале XVI в. уже русские мастера с успехом продолжали начатое дело, превзошедшие во многом, по части литья колоколов, своих учителей. В это время формируется особый тип русских колоколов, система креплений, особая форма и состав колокольной меди.
При царе Иване Грозном и его сыне Феодоре колокольное дело в Москве быстро развивалось. Было отлито много колоколов не только для Москвы, но и для других городов. Мастером Немчиновым был отлит колокол "Благовестник" весом в 1000 пудов. Другие известные мастера этого времени, славившиеся тщательной и художественной отделкой колоколов, – Игнатий 1542г., Богдан 1565г., Андрей Чохов 1577г. и другие. В это время в Москве при церквях насчитывалось до 5000 колоколов.

Колокола лили и при Борисе Годунове, хотя их сохранилось немного. Один из путешественников, посетивший Москву в это время, описывал поразившее его чудо звона московских колоколов "Шум поднимался такой, что друг друга нельзя расслышать".

Смутное время начала XVII в. остановило на некоторое время литейное дело, но со времени патриарха Филарета (Романова) это искусство опять возродилось. Искусство изготовления колоколов развивалось и крепло, постепенно достигнув таких размеров, какого не знала Западная Европа. С этого времени для литья колоколов уже не приглашали иностранных мастеров. Известными русскими мастерами этого времени были Проня Феодоров 1660 г., Игнатий Максимов 1662 г., Андрей Данилов и Алексей Якимов 1628г. В это время русскими мастерами отливаются огромные по размерам колокола, поражавшие свои-ми размерами даже опытных иностранных мастеров. Так в 1622г. мастером Андреем Чоховым был отлит колокол "Реут" весом в 2000 пудов. В 1654г. отлит "Царь колокол" (позднее перелитый). В 1667г. отлит колокол в Савино-Сторожевский монастырь весом 2125 пудов.
В первые годы царствования Петра I колокольное дело не было успешным. Этому способствовало холодное отношение светской власти к Церкви. Указом царя от 1701г. из церквей изымались колокола для нужд армии. К маю 1701 г. в Москву было свезено на переплавку огромное количество церковных колоколов (в общей сложности более 90 тыс. пудов). Из колоколов было отлито 100 больших и 143 малые пушки, 12 мортир и 13 гаубиц. Но колокольная медь оказалась непригодной, и оставшиеся колокола остались невостребованными.
В 1717г. Петр I повелел слить колокол для Новоспасского монастыря весом 1100 пудов, в это же время литейщик Иван Маторин отлил колокол весом более 4000 пудов для Троице-Сергиева монастыря и "Набатный" колокол.
Особое место среди всех в мире колоколов занимает "Царь колокол". Начиная с XVI в. этот колокол переливался несколько раз. Каждый раз к его первоначальному весу прибавляли дополнительно металл. В 1730г. Высочайшим указом императрицы Анны Иоановны, было "повелено слить колокол вновь". Работу поручили Ивану Федоровичу Маторину и его сыну Михаилу.

Работы по сооружению колокола начались в 1733г. в Москве, у колокольни Ивана Великого. К 1734г. были закончены все необходимые подготовительные работы. Но в этом году отлить колокол не удалось, лопнули печи и медь вылилась. Вскоре умирает Иван Маторин и его дело продолжает сын Михаил. К 1735г. все работы были проведены с большой предосторожностью. 23 ноября затопили печи, 25 ноября литье колокола завершилось благополучно. Высота колокола 6 м 14 см, диаметр 6 м 60 см, общий вес 201 тонна 924 кг (12327 пудов). До весны 1735 г. колокол находился в литейной яме. 29 мая в Москве случился большой пожар, известный под названием "Троицкого". Пожаром были охвачены и кремлевские здания. Загорелись деревянные постройки над литейной ямой. При тушении огня от сильного перепада температур колокол дал 11 трещин, от него откололся кусок весом 11,5 т. Колокол стал негоден к применению. Почти 100 лет колокол находился в земле. Неоднократно его хотели перелить. Лишь в 1834г. колокол подняли из земли, а 4 августа установили на гранитный пьедестал под колокольней.
После поднятия колокола неоднократно вставал вопрос о его ремонте. Были смелые решения о спайке отломившейся части, но все попытки оставались только смелыми предложениями. В царствование Николая I для колокольни Ивана Великого отливаются в 1817г. колокол "Большой Успенский" ("Царь-колокол") весом 4000 пудов (отлит мастером Яковом Завьяловым), колокол "Св. Иоанна" весом 3500 пудов и колокол, получивший название "Новый колокол", весом 3600 пудов. В Петербурге, мастером Иваном Стукалкиным, для Исаакиевского собора, в это время, отлито 11 колоколов. Интересным является тот факт, что все колокола для этого собора были отлиты из старых сибирских пятаков. Для этой цели их было отпущено из царской казны 65,5 тонн. Самый большой колокол весом 1860 пудов, имел изображения в 5 медальонах русских императоров.
Александр II пожертвовал Соловецкому монастырю колокол, именуемый "Благовестник". На этом колоколе было запечатлено целое историческое событие – Крымская война – в прозе и картинах. Монастырь в 1854г. подвергся жесточайшему обстрелу английского флота, за 9 часов по монастырю было выпущено 1800 снарядов и бомб. Монастырь выстоял осаду. Все эти события были запечатлены на колоколе. В нескольких медальонах располагались изображения: панорама Соловецкого монастыря, посрамленный английский флот, картины боя. Венчали колокол изображения Богородицы и соловецких чудотворцев.

К 1917г. в России было 20 крупных колокольных заводов, которыми за год отливалось 100-120 тыс. пудов церковных колоколов. После Октябрьского переворота 1917г. церковные колокола стали особенно ненавистны новой власти. Колокольный звон считали вредным, и к началу 30-х годов все церковные колокола замолчали. По советскому законодательству, все церковные здания, равно и колокола, перешли в распоряжение Местных советов, которые "исходя из государственной и общественной нужды, использовали их по своему усмотрению". Именно тогда появились инструкции наркомфинансовских подразделений "О порядке ликвидации церковного имущества". Секретными ин-струкциями разрешалось уничтожать часть культового имущества. Церковное имущество превращалось в существенную статью дохода (40% вырученных доходов шло в местный бюджет), что поощряло, в свою очередь, усиление атеистической политики, закрытие и снос церквей. Большинство церковных колоколов было уничтожено. Небольшая часть колоколов, представлявших художественную ценность, была взята на учет при Наркомпросе, который распоряжался ими самостоятельно, "исходя из госу-дарственных нужд".
Для ликвидации наиболее ценных колоколов было принято решение о продаже их за границу. "Наиболее целесообразным выходом для ликвидации у нас уникальных колоколов является вывоз их за границу и продажа их там наравне с другими предметами роскоши…", – писал идеолог атеизма Гидулянов. Так в США, в Гарвардском университете, оказались уникальные колокола Данилова монастыря. Уникальные колокола Сретенского монастыря были проданы в Англию. Огромное количество колоколов ушло в частные коллекции. Другую часть изъятых колоколов отправили на крупные стройки Волховстроя и Днепростроя для технических нужд (изготовление котлов для столовых!). Россия катастрофически быстро теряла свое колокольное богатство. Особенно ощутимы были изъятия колоколов из древнейших монастырей и городов. В 1929г. сняли 1200-пудовый колокол с Костромского Успенского кафедрального собора. В 1931г. были отправлены на переплавку многие колокола Спаса-Евфимьева, Ризоположенского, Покровского монастырей Суздаля.
Еще более трагичной была история гибели знаменитых колоколов Троице-Сергиевой Лавры. Рудметаллторгу в итоге были сданы из Троице-Сергиевой Лавры 19 колоколов общим весом 8165 пудов. В своем дневнике о событиях в Троице-Сергиевой Лавре писатель М. Пришвин сделал запись: "Я был свидетелем гибели … сбрасывались величественнейшие в мире колокола годуновской эпохи, – это было похоже на зрелище публичной казни".
Своеобразное применение части московских колоколов нашли в 1932г. столичные власти. Из 100 тонн церковных колоколов отлили бронзовые горельефы для нового здания библиотеки имени Ленина.
В 1933г. на секретном заседании ВЦИК был установлен план по заготовке колокольной бронзы. Каждая республика и область получала ежеквартальную разверстку на заготовку колокольной бронзы. В течение нескольких лет, плановым порядком, было уничтожено почти все, что Православная Русь бережно собирала несколько столетий.

В настоящее время искусство литья церковных колоколов постепенно возрождается. Самым большим за последние годы стал колокол для храма Христа Спасителя в Москве.

Такова, богатая событиями, "колокольная летопись". Колокола, проделав большой исторический путь, стали частью церковной жизни. Без них был немыслим ни один православный храм, все события в жизни государства и Церкви освящались звоном колоколов. Колокольный звон и сегодня мало кого оставит равнодушным. Веселый перезвон маленьких колокольчиков будоражит и радует, низкое звучание больших – умиротворяет. И есть надежда, что колокола всегда будут неотъемлемой частью че-ловеческой цивилизации.

Комментарии (0):

Вы можете оставить свой комментарий:



 
Введите сумму чисел с картинки:


 
Последний журнал

Архив журнала


Приобрести журнал


Ваше мнение

 
Какие проблемы женщин остаются сегодня в тени?
Материнство
Духовная жизнь
Вопросы здоровья
Самореализация
Социальная защищенность женщин
[Результаты]

Милосердие

 

Архив новостей


Ваша помощь

 

Адрес редакции журнала "Самарянка"
49027, Днепропетровск, а/я 1853
Телефоны редакции: (056)789-15-48
e-mail: samaryanka@i.ua
powered scooter
Материалами можно пользоваться без письменного разрешения редакции. Cайт - православный, некоммерческий.
Cсылка на http://samaryanka.in.ua обязательна.
Редакция может не разделять мнения авторов публикаций.
Рукописи не возвращаются и не рецензируются.
Веб-программист: студия создания сайтов "Inpost"
fut coins, fut 15 coins,cheap fifa coins,cheap fifa 15 coins