РАЗДЕЛЫ

АВТОРЫ


ВОПРОС
православному
священнику


ВОПРОС
православному
психологу


ССЫЛКИ


 

 

Отправить открытку

 

Главная

О проекте

Контакты

О журнале

 
Разделы  |  Беседка  |  наши гости
 
27 октября 2010 г.  

“Моя работа – это дар Божий!”

Дети-инвалиды – это дети, живущие среди нас, имеющие лицо, характер, мысли и мечты. О том, как живут эти дети, с какими проблемами они сталкиваются, нам удалось побеседовать с психологом детского дома-интерната для детей с диагнозом детский церебральный паралич – Надеждой Ананьевной Вертипорох.
Ребенок с ограниченными возможностями...Таким детям и их родителям очень непросто жить в своей стране, им приходится преодолевать массу всевозможных жизненных препятствий, которые и здоровым не под силу, а иногда и просто выживать. Но родители «особенного» ребенка по-другому смотрят на свою жизнь и жизнь своих детей. У них происходят удивительные открытия! Один человек, воспитывающий дочь с синдромом Дауна, сказал: «Я всем говорю, причем именно то, что знаю, что сам пережил лично, в чем уверен, но мне никто не верит. Я говорю, что появление ребенка-инвалида в семье есть особый дар Божий, который может преобразить нашу жизнь».
Родителям таких детей приходится бороться за них, за каждый день их жизни, но, к сожалению, далеко не все родители готовы к такой жертвенности ради своих малышей. Многие родители поступают иначе. До 90% детей с синдромом Дауна и с диагнозом ДЦП оказываются в Доме ребенка, половина всех детей-инвалидов с отклонениями в умственном и психическом развитии своей семьи не видят никогда.

– Надежда Ананьевна, как Вы считаете, современное общество готово принять детей с ограниченными возможностями?

– На мой взгляд, современное общество не готово принять таких детей. Я не знаю, с чем это связано. Работают ли здесь стереотипы, культура народа такова либо просто наши люди не готовы проявлять ми-лосердие по отношению к «особенным детям». Если идет ребенок-инвалид, на него всегда будут обращать внимание. Кто-то будет морщиться и отворачиваться, кто-то просто глазеть. И у нас были случаи, когда мы возили детей в лагеря. Когда дети выходили на пляж – отдыхающие были возмущены. Говорили: «Я сюда приехал отдыхать – и должен смотреть на этого урода». Так и говорят, прямо при детях! Ребята все слышат и как воробышки съеживаются, теснятся друг к другу или к воспитателям, и еще больше ощущают себя не такими, как все.
Думаю, что пока государство, и общество в целом, не пересмотрят свое отношение к этой проблеме, ничего не изменится.

– Какие главные психологические проблемы у детей, с которыми Вам приходится работать?

– Главная проблема заключается в том, что эти дети с самого детства психологически подавлены тем, что их бросили. Они лишены той ласки, которую получают обычные дети. К нам они попадают с трех-четырех лет, и уже в этом возрасте у них в лексиконе отсутствует слово мама. Но все равно они надеются и ждут, что когда-нибудь за ними придет их мама. Какая бы она ни была – благополучная или неблагополучная.
Одной из проблем является и то, что какими бы серьезными не были бы нарушения опорно-двигательного аппарата – все дети хотят быть такими, как все, т.е. здоровыми. Чтобы научиться передвигаться самостоятельно, пусть с большим трудом, очень медленно, но самостоятельно, многим детям приходится перенести большое количество операций, а это – боль и трудный реабилитационный процесс. Но они готовы стоически переносить все эти трудности – лишь бы достичь заветной цели. У них сильная воля, ситуация, в которой они находятся, делает их не по годам мудрыми и терпеливыми, они должны выживать. Дети прекрасно осознают, что поддерживать их некому, что рассчитывать они могут только на себя. И у них в душе большая обида на то, что их бросили, что они никому не нужны. Эта психологическая травма делает их часто агрессивными по отношению к тем, кто их окружает, чаще по отношению к персоналу, который с ними работает. Можно наблюдать и другой результат этой психологической травмы – апатию ко всему, когда дети замыкаются, плохо идут на любые контакты, плохо обучаемы.
Есть и еще одна проблема. Наши дети имеют достаточно ограниченный круг общения, в основном между собой. Сейчас появляются новые возможности для общения – через интернет. Там они знакомятся с другими обычными детьми, иногда созваниваются, но никогда не соглашаются встретиться, потому что боятся признаться, что они не такие, как все. Они боятся, что с ними перестанут общаться, что им нагрубят, когда узнают, что они инвалиды. И случаи такие были. Дети так и говорят: «Мне больше не позвонят, если узнают правду», и они обманывают. Мы много беседуем на эту тему, но пока результатов нет. Думаю, что проблема заключается в отношении общества к этому вопросу, в нашем воспитании и в нашем восприятии детей-инвалидов, и вообще инвалидов в целом.

– Тяжело ли таким детям социально адаптироваться в обществе и получить профессию, благодаря которой они могли бы получить возможность жить самостоятельно?

– Очень сложно. Эта проблема очень актуальна для нашего интерната. Мы обращались в различные структуры. Конечно, все зависит от диагноза и группы инвалидности. Первая и вторая группы инвалидности – они не рабочие. Поэтому перспективы у таких детей весьма плачевны. В 18 лет – их переводят из нашего интерната в дом престарелых, где они и живут всю свою жизнь. Очень непросто складывается ситуация с детьми-колясочниками. Мы неоднократно обращались в училища, техникумы, институты, но когда узнают, что ребенок на коляске – всегда отказ. Потому что здания не приспособлены, такие дети не могут передвигаться самостоятельно по разным корпусам без сопровождающих, которые, естественно, не предусмотрены. И даже в том случае, когда сохранен интеллект, и ребенок каким-то чудесным образом получил диплом, но он в коляске – перспектива получить работу сведена к нулю.
Но детки на костылях, либо ходячие – такую возможность имеют, хотя и небольшой процент. Им иногда удается устроиться на работу.
Я еще хочу отметить то, что раньше большинство детей имели более легкие степени ДЦП, сейчас больше детей с тяжелыми нарушениями, как физическими, так и психическими.

– На Ваш взгляд, достаточно ли продумана государственная программа для детей с ограниченными возможностями?

– Я считаю, что недостаточно. Даже в плане повседневной жизни. Редкий магазин или аптека имеют пандусы. Дома тоже этим не обеспечены. Транспорт – без комментариев. На Западе таких проблем давно нет, там все приспособлено для людей с ограниченными возможностями, вплоть до музеев и концертных залов. А в нашей стране люди лишаются свободы передвижения, свободы общения.
Даже наши дети, у которых есть родители, когда их забирают на каникулы – не всегда рады, потому что знают, что будут все лето сидеть дома, где-нибудь на двенадцатом этаже. Потому что лифт не работает уже 10 лет, выезда из подъезда нет, и выносить ребенка с коляской мама физически не может. И приезжают они к нам после каникул, рассказывают, как провели лето – «смотрел телевизор и смотрел в окошко».
Не поставлена и социальная работа для детей-инвалидов, которые живут с родителями.

– К чему стремятся эти дети? О чем мечтают?

– Стремятся быть здоровыми и мечтают иметь семью, свой дом и родителей. Старшие детки часто говорят о женитьбе и своих детях. И всегда говорят, что мы своих детей никогда не бросим.
И конечно, самое главное, чего бы они хотели – быть свободными. Учитывая недуг детей, возможность передвигаться самостоятельно – это их мечта.

– Некоторые Ваши воспитанники имеют серьезные достижения и много добились в жизни. Расскажите об этом.

– Многие наши дети хорошо рисуют и участвуют в различных конкурсах, принимают участие в выставках. Многие имеют призовые места, даже получают денежные премии.
У нас хорошо поставлена кружковая работа – бисероплетение, лепка. Поэтому у детей есть возможность творчески выражаться. Есть у нас и такие ребята, которые благодаря своей настойчивости обладают уникальными дарованиями.
У нас была воспитанница Наташа, сейчас она находится в Приднепровске, в доме престарелых. У нее был очень тяжелый диагноз, четвертая степень ДЦП, плохо обучаема. Много педагогов с ней работало. Она начала обучаться Петриковской росписи. Возможности ребенка были таковы, что кисточку она могла держать только во рту. А стала прекрасным мастером. Таким же образом научилась вышивать крестиком. Вы не поверите, но вышивала она чудесно, чистенько, совершенно идеально лежал каждый стежок. И достигла прекрасных результатов. Наташа принимала участие во многих выставках, получила премию от президента Украины, ездила в Америку, смогла заработать себе на жизнь.
Есть у нас и чемпионы Параолимпийских игр – Лидия Соловьева.
Группа, в которой училась Лида – была моей первой группой в интернате. Характер у нее был олимпийский с детства. После интерната Лида закончила Луганское швейное училище, а там увлеклась штангой, а затем пауэрлифтингом, в котором и достигла замечательных результатов.
Есть и главные бухгалтеры предприятий, и экономисты на заводе.

– Работая с детьми-инвалидами каждый день, Вам наверняка приходится видеть много боли – как Вы справляетесь с этим?

– Я этих детей очень люблю. Моя работа – это дар Божий. Я прихожу на работу – дети бегут мне навстречу, обнимают меня, и чтобы со мной не происходило – всегда начинаю улыбаться. Это счастье. Для меня то, чем я занимаюсь, – это действительно удивительный дар.
Конечно, бывают трудности, но с Божией помощью они преодолеваются.

– Как Вы попали в детский дом, как начиналась Ваша деятельность в интернате? Это был сознательный выбор?

– Я родом из Житомирской области, в Днепропетровск приехала учиться, когда мне было 16 лет. У меня рано умерла мама, и в Днепропетровске я жила у сестры. Я получила педагогическое образование и очень хотела работать с детьми, у которых нет родителей, по примеру моей мамы, которая вырастила шесть приемных детей. Поэтому мамин пример всегда был у меня перед глазами. Но Вы знаете, все промыслительно. Недалеко от места, где я жила в Днепропетровске, был интернат, я и пошла туда, не зная даже, какие там дети. Я переговорила с директором, сказала о своем желании работать с детьми-сиротами, но об особенностях этих деток мне никто не сказал. Я до этого времени никогда не видела инвалидов, тем более детей без рук, без ног. И конечно, когда я пришла в первый день – у меня был шок, я стояла в каком-то ступоре, и у меня просто текли слезы. И один мальчик, как потом выяснилось, его звали Саша, без ног, с недоразвитыми ручками, приблизился ко мне, обхватил мои ноги и начал поднимать. Понимаете, они еще не знали меня, но уже были мне рады.
Конечно, сначала было очень тяжело, но я сразу поняла – это мое. И мы учили все с нуля – как готовить, как заправлять постель, делали уроки, я и в футбол, и в волейбол с ними играла.

– Было ли когда-нибудь желание поменять работу?

– Вы знаете, был момент, когда меня пригласили в частную школу психологом, я к тому времени уже получила психологическое образование. Место было несравненно более интересным с материальной точки зрения. Я даже пришла к директору сказать, что буду рассчитываться. Но потом пришла домой, представила, как я буду без этих детей – так и не смогла уйти. Сказала себе: «Пока есть силы – буду здесь. Не будет сил – только тогда уйду».

– Общаетесь ли Вы со своими воспитанниками после окончания?

– Да. Они приходят к нам домой, иногда ночуют. Приезжают в интернат. Устраивают встречи, всегда приглашают. Многие дети обязательно звонят на праздники, не забывают.
Я старалась найти родителей многих детей.

– Как реагируют родители на то, что дети пытаются их найти?

– По-разному. У одного из моих любимых воспитанников, не буду называть имени, родители в Днепропетровске живут. Большой вырос – почти два метра ростом. Перенес сложную операцию, чтобы ходить. Мальчик очень хороший, закончил техникум. Хорошо разбирается в компьютерах, готовится к поступлению в институт. Сейчас работает, имеет очень хорошую зарплату, материально независим. Он очень хотел найти родителей. И мы решились позвонить маме по телефону – кроме грубостей ничего не услышали, иначе как уродом мама его не назвала. Папа отреагировал еще хуже. Хотя семья с точки зрения обывателя – благополучная, оба занимают высокие посты, очень обеспеченные. А он и просил-то просто иногда видеться, даже не напрашивался домой. Говорит: «Может, мама со мной сможет где-нибудь встретиться? Может, в магазине?» Было очень больно и обидно за ребенка. Он плакал. Но думаю, если бы мама его сейчас бы позвала – простил бы и пошел. Они вообще все готовы простить родителям, абсолютно все – свое грустное детство, свою отверженность – все, все. Они удивительные!

– Общаются ли они между собой после окончания?

– Общаются, женятся и помогают друг другу. Я знаю, что Лида Соловьева своим соученикам, которые поженились, помогла купить квартиру, потому что у них такой возможности не было. Молодец! Сейчас уже мальчик у них родился. Вообще дети привыкают заботиться друг о друге еще в интернате. Мы на это обращаем особое внимание. Они как большая семья. Они должны уметь делиться. Они должны уметь сочувствовать. Малыш плачет – старшие подошли, погладили, дали конфетку. И это замечательно! В жизни, в которой эти дети могут рассчитывать только на себя, они друг для друга и помощь, и поддержка, и утешение.

– Ваш жизненный девиз…

– «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»
Мы боремся за каждого ребенка, пытаемся найти в нем то, что заложил в него Господь, какие-то его особые таланты и возможности. И поверьте, они всегда находятся – эти дети удивительно одарены! Находим их, развиваем и сохраняем. И детей учим этому.

Беседовала Немчинова Екатерина

Комментарии (3):

3. Ирина (Дата: 2010-10-28)

Я в шоке!!! Прям, сердце разболелось. Моей моральной подготовки не хватило бы, даже туда войти... уж очень болезненно пропускаю через себя такое, особенно, дети...

 
2. Евгения (Дата: 2010-11-15)

Хорошо знаю Надежду, спасибо ей за ее труд. Дети действительно очень любят. Побольше бы таких неравнодушных людей!

 
1. Анастасия (Дата: 2011-01-14)

Прекрасная статья, давно интересует проблемма детей сирот с ограниченными возможностями, но об этом как то умалчивают, очень хотелось бы помочь им по мере своих сил.

 

Вы можете оставить свой комментарий:



 
Введите сумму чисел с картинки:


 
Последний журнал

Архив журнала


Приобрести журнал


Ваше мнение

 
Какие проблемы женщин остаются сегодня в тени?
Материнство
Духовная жизнь
Вопросы здоровья
Самореализация
Социальная защищенность женщин
[Результаты]

Милосердие

 

Архив новостей


Ваша помощь

 

Адрес редакции журнала "Самарянка"
49027, Днепропетровск, а/я 1853
Телефоны редакции: (056)789-15-48
e-mail: samaryanka@i.ua
powered scooter
Материалами можно пользоваться без письменного разрешения редакции. Cайт - православный, некоммерческий.
Cсылка на http://samaryanka.in.ua обязательна.
Редакция может не разделять мнения авторов публикаций.
Рукописи не возвращаются и не рецензируются.
Веб-программист: студия создания сайтов "Inpost"
fut coins, fut 15 coins,cheap fifa coins,cheap fifa 15 coins